Прямой эфир радиостанции Эхо МосквыПрограмма "Крутая шкала"Кредитные риски: объединение регионов - 9 Мая 2009 - База статей о бизнесе
Четверг, 13.05.2010, 10:21 Приветствую Вас Гость

Финансы

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Май » 9 » Прямой эфир радиостанции Эхо МосквыПрограмма "Крутая шкала"Кредитные риски: объединение регионов
Прямой эфир радиостанции Эхо МосквыПрограмма "Крутая шкала"Кредитные риски: объединение регионов
17:41
Ведущие: Алексей Дыховичный
Гости: Борис Копейкин

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Добрый день, Алексей Дыховичный у микрофона, у нас в гостях Борис Копейкин, аналитик рейтинговой компании «Standard&Poor’s», Борис, здравствуйте.

Б. КОПЕЙКИН: Здравствуйте, уважаемые слушатели, здравствуйте, Алексей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Работает смс, мы говорим о российских регионах, причем Москва – это тоже регион, не в таком понимании, когда обычно говорят, регионы – это все, кроме Москвы, нет. Москва – это тоже регион. Работает смс, вы можете присылать свои сообщения, 7 985 970 4545. Повышения рейтингов будет меньше – такое резюме делает «Standard&Poor’s» в результате своего исследования, почему?

Б. КОПЕЙКИН: Давайте начнем сначала, может быть, почему мы говорим о регионах и говорим о Москве. Москва – такой же субъект федерации, как и другие, поэтому мы говорим обо всех, более, чем 80 субъектах федерации, а также о муниципальных образованиях в России. Если мы говорим о рейтингах, то давайте еще раз напомним слушателям, что, собственно, такое рейтинг. Рейтинг – это мнение агентства, в нашем случае компании «Standard&Poor’s», о возможности своевременного и полного погашения эмитентом своих долговых обязательств. Соответственно, мы смотрим на российские регионы как на заемщиков, как на регионы, которые размещают облигации, привлекают кредиты и вкладывают эти средства в развитие. У нас сейчас в России 27 рейтингов регионов и городов, 19 субъектов федерации, 8 муниципальных образований, на них приходится более 60% ВВП страны, более 40% населения, поэтому мы с большой уверенностью можем говорить о стране в целом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы с большой уверенностью можете говорить о регионах-лидерах, я так понимаю, потому что если у вас всего их 27, на самом деле, из этих 27 восемь – это города, да?

Б. КОПЕЙКИН: Муниципальные образования.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Муниципальные образования, а 19 – это регионы непосредственно сами, так, значит, соответственно, большую часть регионов вы рейтингуете, раз на эти 19 приходится 60% ВВП, а на оставшуюся большую часть, сейчас не подсчитаю с ходу, сколько получается, больше 70, да, правильно?

Б. КОПЕЙКИН: Нет, 60 минут 100, соответственно, наоборот, порядка 40% на оставшиеся.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Нет, я имею в виду количество регионов.

Б. КОПЕЙКИН: Регионов больше 80.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А, больше 80, которые вы не рейтингуете, на них приходится всего-навсего 40% ВВП, это означает, что те регионы, которые вы не рейтингуете, они и как раз называются депрессивными и еще какими-то.

Б. КОПЕЙКИН: Здесь вы затронули очень интересный вопрос о разнообразии регионов в России. Они, действительно, очень разные, есть Москва, есть Иркутская область, есть Дагестан и Ингушетия, у всех свои особенности, у всех свои плюсы и минусы. Как я уже сказал, на те регионы, с которыми мы работаем, приходится более 60% ВВП, больше 40% населения, т.е. это с какой-то точки зрения меньше половины населения, но больше половины экономики. На них же приходится почти 80% всех облигаций, которые выпущены регионами и городами, т.е. вы правы, когда сказали, что это лидеры, но, в первую очередь, это лидеры с точки зрения активности на долговом рынке. Это регионы-пионеры, которые первыми выходят на рынок заимствований, применяют наиболее эффективные методики для развития. Они инвестируют сейчас для будущего роста. Естественно, и в нашем рейтинг листе среди тех 19 субъектов федерации, с которыми мы работаем, есть субъекты федерации очень разные. Как мы считаем, сейчас уже довольно высокий разрыв в уровне рейтингов между, например, Москвой, которая, очевидно, является лидером, и многими другими регионами, возможно, будет расти, будет расти дальше. Постараюсь немножечко рассказать о том, что происходит с финансами регионов, почему мы считаем, что разрыв будет расти. За последние несколько лет мы наблюдали очень быстрый экономический рост, но этот рост был распределен довольно неравномерно. Например, в прошлом году было несколько регионов, где промышленное производство снизилось по сравнению с 2006 годом. В 28 регионах промышленное производство выросло ниже, чем, в среднем, по России. Ясно, что есть те регионы, которые растут быстрее, есть те регионы, которые растут медленнее, но что здесь настораживает…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А кто медленнее всего растет?

Б. КОПЕЙКИН: Что здесь настораживает.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Точнее говоря, даже не растет, а снизилось, вы сказали, несколько регионов, т.е. снижение объема ВВП, правильно я понимаю?

Б. КОПЕЙКИН: Сейчас я говорил о промышленном производство, это немножко разные показатели. Но здесь, конечно, важно смотреть, в первую очередь, на регионы относительно крупные. Например, промышленное производство в прошлом году снизилось в Воронежской и в Мурманской области, в соответствии с официальной статистикой. Естественно, мы наблюдаем такие тенденции и в ряде регионов, которые традиционно относятся к бедным и менее развитым, например, это Ингушетия, например, это Калмыкия. Та же Воронежская область, та же, например, Мурманская область, у них уже были показатели ВВП в расчете на одного жителя ниже среднероссийского, у них снижается промышленное производство. Например, Ставропольский край, например, Иркутская область. У них наблюдался рост промышленного производства и рост ВВП в прошлом году, но он, опять же, был ниже среднероссийского. Например, у Ставропольского края сейчас ВВП на одного жителя составляет около половины среднего показателя по России. При этом там проживает 2.7 млн. человек, это очень крупный регион, живет несколько миллионов человек, и мы видим, что несмотря на то, что он уже отстает, он растет медленнее, да, он развивается, развитие идет. Но отставание от лидеров, от наиболее успешных экономически регионов нарастает.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А есть ли у вас цифры, которые сравнивают доходы населения разных регионов?

Б. КОПЕЙКИН: Здесь мы уже подходим к финансовой части, естественно, есть статистика, посвященная доходам населения, с ней довольно сложно работать, потому что, как я уже сказал, регионы очень разные, ясно, что вклад, так скажем, не подпадающий под статистику экономики и доходов абсолютно разный в регионах на севере, где осуществляется нефте- и газодобыча, и в регионах на юге, где много сельского хозяйства, туризма и малого бизнеса, поэтому, в первую очередь, мы смотрим на такие показатели, как, например, доходы бюджетов в расчете на одного жителя. Здесь, опять же, очень ярко виден разрыв между разными субъектами федерации.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это, я прошу прощения, не доходы населения, а доходы бюджета?

Б. КОПЕЙКИН: Именно доходы бюджета.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Бюджета в расчете на одного жителя?

Б. КОПЕЙКИН: Потому что мы все-таки оцениваем кредитоспособность регионов, соответственно, надежность их бюджетов с точки зрения обслуживания будущих долговых обязательств. Существующая сейчас система выравнивания не справляется с этим очень большим разрывом в экономическом потенциале. Что у нас происходит, у нас разрыв в доходах бюджетов регионов в расчете на одного жителя уже после выравнивания через федеральный бюджет в прошлом году составлял около 25 раз. Ясно, что этот показатель сильно искажается очень слабыми показателями некоторых республик на Северном Кавказе. Например, очень низкие показатели многих областей в центральной России. Ясно, что очень высокие показатели доходов у некоторых небольших регионов на севере, где высоки доходы за счет нефти и газа, и частично это оправданно, потому что расходы там, предоставление тех же услуг, очевидно, там обходится дороже, чем в более теплых областях страны. Например, если мы посмотрим на уже упоминавшийся Ставропольский край и на Ямало-Ненецкий АО, в прошлом году разрыв в доходах в расчете на одного жителя был порядка 800%, в 8 раз больше доходов в расчете на одного жителя получал бюджет Ямало-Ненецкого АО. Понятно, что предоставлять любую услугу на севере гораздо дороже. Но в 8 ли раз, большой вопрос, я думаю, что услуги общественные, которые предоставляются жителям Ямало-Ненецкого округа, оказываются, естественно, выше качеством, лучше, их просто-напросто больше, чем в Ставропольском крае.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, в 25 раз, в 25 раз больше разница, 25-кратная разница между доходами бюджета самых обеспеченных регионов и самых малоимущих регионов?

Б. КОПЕЙКИН: Абсолютно правильно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Динамика здесь есть какая-то, можно говорить о том, что показатели как-то меняются в какую-то сторону?

Б. КОПЕЙКИН: Естественно, что разные регионы демонстрируют разную динамику своего развития, и относительное положение регионов меняется от года к году, этот разрыв, около 25 раз, мы наблюдали в прошлом году, и в позапрошлом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. динамики нет никакой? Стабильно в 25 раз?

Б. КОПЕЙКИН: Если мы смотрим узко на этот показатель, то это именно так.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А как еще можно посмотреть?

Б. КОПЕЙКИН: Можно, конечно, смотреть на очень разные показатели, в том числе, и на наш рейтинг, естественно, мы сейчас видим, что у многих регионов рейтинги оказываются немножко выше за последние несколько лет. Можно смотреть на продолжающийся рост, который идет очень во многих регионах.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прошу прощения, ведь как может быть, как эту статистику можно изуродовать, существует один-единственный регион, где очень-очень все плохо, существует регион, где очень-очень все хорошо, но ведь еще очень интересно, как эта средняя масса двигается.

Б. КОПЕЙКИН: Все абсолютно правильно, естественно, что со статистикой можно работать по-разному, но что интересно, почти 50 регионов в России в прошлом году имели доходы в расчете на одного жителя ниже 80% от среднего по стране показателя. Для сравнения, в Германии система выравнивания устроена таким образом, что регион, в принципе, не может иметь доходов в расчете на одного жителя менее 90% от среднего по стране. Ясно, что у нас разрыв в уровне экономического развития между регионами гораздо больше, чем в Германии. Но результат, естественно, оказывается гораздо хуже, с точки зрения выравнивания. При этом это не только выравнивание, но и, например, распределение средств федерального бюджета на капитальный проект. Если мы смотрим на тот объем средств, который федерация выделила в прошлом году непосредственно регионам на разного рода капитальное строительство, не считаем те средства, которые федерация использовала на территории тех или иных регионов напрямую, то регионам в прошлом году было передано почти 200 млрд. руб. Вроде бы довольно крупная сумма, но, опять же, к каким результатам может привести их использование, например, г. Петербург и окружающая его Ленинградская область. Город Петербург получил в расчете на одного жителя таких федеральных перечислений капитального характера более, чем в полтора раза больше, чем Ленинградская область, что, наверное, означает, что это ускоренное развитие инфраструктуры приведет к росту уже существующего разрыва в уровне развития между Петербургом и областью. Таких диспропорций, действительно, очень много. Какой мы из этого делаем вывод. Вывод следующий, что все те тенденции по доходам и расходам, о которых я сейчас буду рассказывать в дальнейшем, они будут очень по-разному сказываться на регионах наиболее надежных, таких, как Москва, таких, как Петербург, и многих других, в том числе, на большинстве тех регионов, у которых имеются наши рейтинги, потому что, как вы правильно сказали, все-таки, во многом, это зачастую регионы-лидеры, и на тех регионах, которые оказываются более слабыми с финансовой точки зрения. Если мы возвратимся к нашему рейтингу, у нас сейчас 19 рейтингов регионов, 8 рейтингов муниципальных образований поддерживает компания «Standard&Poor’s». У нас 10 рейтингов на позитивном прогнозе, что означает, что высока вероятность повышения рейтинга в течение ближайших двух лет. Нет ни одного рейтинга на негативном прогнозе, соответственно, мы не ожидаем ухудшения кредитоспособности ни одного из тех регионов, с которыми мы работаем. Но, как я уже сказал, мы думаем, что повышение рейтингов будет меньше, по-настоящему это уже было заметно по прошлому году. В 2006 г. мы повысили 13 рейтингов, в 7-м году – только 7 рейтингов. Почему это происходит, зачастую у многих регионов появляются предпосылки для ухудшения финансового положения, несмотря на экономический рост.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Загадка, что это? ВВП растет прямо так, что…

Б. КОПЕЙКИН: Абсолютно правильно, растет ВВП, растут доходы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Цены на нефть, это же заоблачные совершенно, весь мир стонет, а у нас все хорошо, форум Санкт-Петербургский, недавно прошедший, сколько там позитивов было сказано, и вдруг такая от вас, понимаешь, ерунда.

Б. КОПЕЙКИН: Все абсолютно верно, доходы растут. Доходы росли очень быстро в течение последних нескольких лет, опережая темпы экономического роста, инфляцию, за прошедшие 5 лет доля бюджетной системы ВВП выросла с 31% в 2003 году до 36% в 2007 году. Соответственно, доходы бюджетов всех уровней росли, опережая темпы роста экономики, соответственно, темпы роста налоговой базы. Поэтому мы ожидаем, что этот процесс, естественно, не может продолжаться вечно, когда-то он остановится, этот рост доли поступлений в бюджет в общем объеме доходов, генерируемых экономикой. Соответственно, будущем мы ожидаем, что доходы продолжат расти, естественно, продолжается экономический рост, здесь никаких сомнений нет. Но они будут расти в реальном выражении не так быстро, как в прошедшие несколько лет. Одновременно наши регионы привыкли жить в условиях очень быстрого роста доходов, соответственно, быстро растут и расходы. Предыдущие несколько лет этот рост доходов и расходов большинству регионов удавалось балансировать, я сейчас чуть подробнее об этом, опять же, расскажу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: После новостей.

Б. КОПЕЙКИН: Но есть опасения, что в ближайшие 2-3 года регионы, наиболее финансово слабые, уже не смогут справиться с этим ростом расходом при условии, что если доходы, действительно, будут расти медленнее. Тогда уже после новостей я постараюсь рассказать об этом более детально.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тогда прервемся. Борис Копейкин, аналитик рейтинговой компании «Standard&Poor’s», у нас в гостях. Российские регионы, о них мы говорим, сейчас прерываемся на новости и затем продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Борис Копейкин, аналитик рейтинговой компании «Standard&Poor’s», у нас в гостях. Российские регионы, повышения рейтингов будет меньше, констатирует Борис ту ситуацию, которая сложилась по мнению агентства «Standard&Poor’s» в России. Но при этом спрашивает Борис, ваш тезка, допускаете ли вы изменение рейтингов регионов в случае повышения кредитного рейтинга России или в случае объединения нескольких регионов? Давайте все-таки на первом, потому что по поводу объединения у нас была даже, по-моему, отдельная программа, давайте все-таки на первом моменте заострим свое внимание, а именно в случае повышения кредитного рейтинга России. Напомню, что буквально пару месяцев назад, по-моему, что-то около того, «Standard&Poor’s» изменило прогноз со стабильного, если говорить о всей России, со стабильного на позитивный.

Б. КОПЕЙКИН: Именно так. Сейчас на уровне рейтинга России у нас есть лишь один рейтинг российского региона, это рейтинг Москвы, Москве мы тоже присвоили позитивный прогноз.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На уровне, т.е. такой же?

Б. КОПЕЙКИН: Да, такой же рейтинг, ВВВ с позитивным прогнозом у Москвы, как и у России. Всегда у нас на сайте вы можете найти отчеты, посвященные каждому региону и городу, с которым мы работаем, в том числе, в отчете есть такой раздел, который называется прогноз. В нем сформулированы условия, при выполнении которых мы можем рассмотреть возможность повышения или понижения рейтинга. Соответственно, для Москвы эти условия вы можете прочитать у нас на сайте, всегда в любой момент. Называется он таким же образом, как и наша компания, «Standard&Poor’s.RU». Ни один другой регион, ни один другой муниципалитет в России пока не имеет рейтинг такой же высокий, как и РФ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вся Россия тянет только Москву, что ли, значит, прав человек, который сложно формулирует, я вопрос не вижу, но он пишет, что элитный город Москва и колониальные регионы, можете ли ответить на это смс? Я не знаю, как на нее ответить.

Б. КОПЕЙКИН: Сейчас ответим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А вы знаете, хорошо. Т.е., в общем, он, получается, прав, значит, Россия тянет только Москву, так, нет?

Б. КОПЕЙКИН: Давайте сначала ответим на вопрос первый, что будет, если гипотетически вдруг рейтинг России повысился. Что ограничивает рейтинги российских регионов и городов, их, в том числе, ограничивает довольно низкая предсказуемость нашей системы межбюджетных отношений, низкая предсказуемость будущих изменений федерального законодательства, которая влияет на их доходы и на их расходы, и не только законодательства. Например, в начале этого года было довольно неожиданно для регионов объявлено о дополнительном увеличении заработных плат бюджетников на 14%, что привело к тому, что регионам пришлось изыскивать дополнительные средства на эти расходы, менять уже сверстанные бюджеты. Для многих регионов это были расходы в миллиарды рублей. Если улучшение кредитоспособности России будет связано, например, не просто с высокой ценой на нефть, накоплением дальнейшим резервов, огромного профицита федерального бюджета, а именно с улучшением предсказуемости всей институциональной среды, которое скажется, в том числе, и на межбюджетных отношениях регионов и городов, то, конечно, тогда это скажется позитивно на всех абсолютно рейтингах регионов и городов. Мы неоднократно говорили, что проходили в последнее время позитивные изменения системы межбюджетных отношений, еще раз расскажу, это все-таки некоторый рост предсказуемости с введением 3-летнего бюджетирования, это все-таки более четкое распределение расходных и доходных обязательств, это постепенно улучшающаяся прозрачность информация. Действительно, стало лучше. Насколько лучше, наша оценка системы всей, в которой оперируют регионы и города, с очень плохой изменилась на просто плохую. Все равно по многим показателям мы отстаем от многих других стран мира.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Сейчас на этой неделе, в настоящий момент времени, идет дискуссия о возврате выборов, прямых выборов губернаторов, что вы сами неоднократно говорили помимо, про демократию ничего не говорите никогда.

Б. КОПЕЙКИН: Мы говорим о кредитоспособности.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы говорите о кредитоспособности, предсказуемости, именно то, с чем плохо, вы всегда говорите, что если выборность, то это большая предсказуемость.

Б. КОПЕЙКИН: Давайте я попытаюсь рассказать, что именно говорим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Сейчас на высочайшем уровне губернаторы друг с другом обсуждают.

Б. КОПЕЙКИН: Что плохо для кредитоспособности, для кредитоспособности плоха непредсказуемость, плоха непрозрачность. Сама по себе система, она, естественно, может быть разной. В разных странах мира мы видим разные системы. Есть и назначения глав регионов, есть и выборы, есть какие-то смешанные системы. Главная опасность для рейтингов – это непредсказуемость. Это заявление еще раз иллюстрирует, что у нас система не устоялась. Возможны очень существенные изменения в довольно короткий промежуток времени, которые могут кардинально сказаться на финансовом положении регионов, на их долговой политике будущей, что, конечно, создает неопределенность, в том числе, ограничивает уровень рейтингов. Мы уже неоднократно говорили о системе назначения губернаторов. У нас она, действительно, относительно непредсказуемая, есть определенные критерии, которые утверждены указами президента РФ, оценка эффективности губернаторов, связаны ли отставки и назначения губернаторов с этими критериями, не совсем ясно. Из СМИ, во всяком случае. Очень сложно предсказать, как назначение того или иного нового губернатора приведет и приведет ли вообще к изменению финансовой политики или долговой политики. У нас есть несколько регионов, в которых за последнее время губернаторы менялись, пока это ни разу не проводило ни к повышению, ни к понижению рейтинга, хотя мы такой возможности не исключаем. Если новый губернатор, новая команда кардинально улучшит или ухудшит финансовую политику с точки зрения кредитоспособности, это, конечно, может сказаться на рейтинге. Выборность может быть лучше, может быть и хуже, понятно, что, с одной стороны, открытая конкуренция политических программ дает предсказуемость, что будет делать тот или иной человек с финансами региона, что будет делать с долгом региона. Заранее можно предсказать, что будет, если будет этот губернатор, что будет, если этот. Есть и определенные сложности, наиболее очевидные, наверное, это возможный популистский рост расходов в предвыборный этап. Т.е. сказать, что однозначно лучше с точки зрения кредитоспособности, очень сложно, очень многое зависит от других условий, от законодательного поля, в том числе. Но главная проблема, как вы правильно сказали, это непредсказуемость. Теперь, наверное, ко второму вопросу, да, действительно, в Москве ситуация лучше, чем во многих других регионах. Бюджетная обеспеченность выше среднего по России, но что интересно, Москва, если мы смотрим именно на этот показатель, Москва абсолютно не самый богатый регион, есть много регионов на севере, где бюджетная обеспеченность выше, чем у Москвы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На одного жителя если считать, да?

Б. КОПЕЙКИН: Да, доходы, соответственно, и расходы бюджета в расчете на одного жителя. У Москвы очень хороший показатель.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Многие регионы, вы сказали?

Б. КОПЕЙКИН: Не один, так скажем.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ханты-Мансийск?

Б. КОПЕЙКИН: Я не могу сейчас точно назвать показатели Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округа, у меня просто нет перед собой цифр. Но вполне вероятно, что у них бюджетная обеспеченность может оказаться выше. Бюджет Ханты-Мансийского округа порядка 100 млрд. руб., население где-то 1.5 млн. человек. У Москвы бюджет чуть более триллиона руб., население, по разным оценкам, варьируется от 10 и более млн. человек. Еще выше обеспеченность Ямало-Ненецкого АО. Т.е. с точки зрения именно этого показателя Москва не самый богатый субъект федерации, хотя, конечно, с учетом значимости Москвы для экономики, для налоговой и бюджетной системы, да, Москва сейчас находится в очень хорошем положении финансовом, очень высокий профицит текущий бюджета позволяет Москве финансировать огромный объем капитальных расходов, пока на данном этапе без привлечения долга. Но необходимо учитывать и всю ту расходную нагрузку, которая лежит на бюджете, в первую очередь, потребность в развитии инфраструктуры. С учетом такого количества населения Москве нужно очень много вкладывать, нужно вкладывать в дороги, которые, например, ведут к аэропортам, вкладывать в метро, все те расходы, которых у многих субъектов федерации либо нет, либо их гораздо меньше.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У нас очень мало времени осталось, на ваш взгляд, эти расходы в инфраструктуру в регионах и в Москве, они будут уменьшаться?

Б. КОПЕЙКИН: Я думаю, что уменьшаться они не будут, за прошлый год расходы на цели капитальные по субъектам федерации выросли более, чем на 50% в номинальном исчислении, несмотря на высокую инфляцию в строительной отрасли, они, соответственно, выросли очень сильно. Я думаю, что эти расходы будут расти, это давление, оно, конечно, будет наиболее сильным для слабых регионов. Более детально вы можете посмотреть на все наши выводы в наших отчетах у нас на сайте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Понятно.

Б. КОПЕЙКИН: Спасибо вам большое.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам. Борис Копейкин, аналитик рейтинговой компании «Standard & Poor’s», был у нас в гостях. Спасибо.

Просмотров: 111 | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
E-mail:
Пароль:
Поиск
Календарь
«  Май 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
Copyright minbize.ru © 2010 Создать бесплатный сайт с uCoz
карта 1 2 3